В Segezha заявили, что бизнес-модель заводов IKEA в РФ сейчас под вопросом

Москва. 9 декабря. — Несколько инвесторов проявляют интерес к покупке заводов IKEA в России, однако продажа этих мощностей в отрыве от вертикально интегрированной бизнес-модели, выстроенной шведским ритейлером, вызывает больше вопросов, чем понимания, как будут развиваться эти активы после продажи, заявил глава входящего в структуру АФК «Система» лесопромышленного холдинга Segezha Group Михаил Шамолин.

Ранее АФК «Система» заявляла об интересе к российским заводам IKEA, факт переговоров в конце ноября подтверждал основатель корпорации Владимир Евтушенков.

«Заявка подана с определенной ценой, и есть заявки с более высокой ценой у других участников. Вопрос — увеличивать цену заявки или нет?» — сообщил Шамолин в пятницу в ходе телефонной конференции с аналитиками.

Он пояснил, что привлекательность мощностей IKEA по производству мебели без каналов продажи, логистики, дизайнерских решений, ранее являвшихся частью единого бизнес-процесса, вызывает сомнения.

«Вопрос (о цене активов — ИФ) очень непростой, потому что сами по себе мебельные заводы — они не просто существовали как некие мебельные заводы в своем каком-то бизнес-контуре. Это были заводы — часть вертикально интегрированной и хорошо продуманной цепочки, бизнес-модели, которая подразумевала производство конкретной мебели под конкретный магазин, под конкретного клиента с конкретной моделью продаж, с конкретной логистикой и так далее», — пояснил глава Segezha, отметив, что сейчас эти заводы «повисли в воздухе».

«Сети магазинов как таковой нет, торговые центры распродаются разным владельцам, и восстановить эту инфраструктуру, восстановить бренд, команду, логистику, бизнес-модель — это задача непростая», — отметил он.

«Сейчас мы имеем дело с сетью и с бизнесом, который практически не функционирует, его нужно будет заново выстраивать. Насколько заново можно выстроить, насколько можно заново арендовать эти площади, сколько будет стоить аренда этих площадей, можно ли восстановить бизнес-модель? Будет ли предоставлена ERP-программа? Скорее всего, не будет. Будут ли переданы дизайны? Скорее всего, не будут. Можно ли будет собрать инженерные кадры, иностранные комплектующие? То есть вопросов там больше, чем ответов», — перечислил Шамолин.

«Это не «серебряная пуля», скажем так», — резюмировал он отношение к предложению IKEA о продаже заводов в РФ.

С марта этого года IKEA постепенно сворачивает деятельность в России. Сейчас шведская компания ликвидирует закупочные и логистические структуры в РФ, решив продать товарные остатки «Яндекс.Маркету», а производственные активы с июня выставлены на продажу. Речь идет о фабриках, расположенных в Тихвине (Ленинградская область), Великом Новгороде (два завода) и пгт. Красная Поляна (Кировская область). В ноябре завершился due diligence этих активов. На странице профсоюза «ИКЕА Тихвин» в VK со ссылкой на заявление IKEA говорилось о четырех претендентах на покупку. Один из них — АФК «Система». В числе других интересантов ранее в СМИ назывались «Твой дом», Hoff и Kronospan, а также девелоперская группа «ПИК», которая, тем не менее, официально опровергла планы приобретения активов шведской компании.

В отчете за 2022 финансовый год IKEA сообщала, что рассчитывает завершить продажу четырех заводов в РФ в начале 2023 года.